Берутся ли показания свидетелей данные на предварительном следствии основу приговора

Берутся ли показания свидетелей данные на предварительном следствии основу приговора

Берутся ли показания свидетелей данные на предварительном следствии основу приговора

В основу приговора положены показания свидетеля данные на предварительном следствии, а не на суде.


На судебном заседании свидетель в некоторых моментах изменил показания и внес уточнения не в пользу . Правомерно ли это. Тем более следствие и суд изначально велись с обвинительным уклоном. Спасибо.г. Санкт-Петербург • Вопросов: 99Оцените вопрос Адвокат отзывов: 6 606•ответов: 14 123•г. КурскДа, это правомерно. В случае противоречивых показаний, данных свидетелем в судебном заседании, его показания, данные в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя могут быть оглашены.

А суд уже в приговоре дает оценку всем показаниям и по своему внутреннему убеждению кладет в основу приговора те или иные показания. Осужденный может подать жалобу на приговор суда, если не согласен с ним, в том числе в это части.Задать вопросВам помог ответ: ДаНет

Адвокат на сайтеотзывов: 16 363•ответов: 43 195•г. Санкт-ПетербургПравомерно, поскольку на судебной стадии проводится проверка доказательств, добытых органами предварительного следствия.

При расхождении в показаниях, данных свидетелем на стадии предварительного следствия и в суде стороны не лишены возможности попросить свидетеля пояснить суду причины таких расхождений. Окончательную оценку показаниям свидетеля на предмет их достоверности, достаточности, относимости и допустимости дает уже суд при вынесении приговора.

Такие дела.УточнитьВам помог ответ: ДаНет

Можно ли в гражданском процессе по ходатайству истца назначить показания свидетеля?г. Архангельск • Вопросов: 17 Юрист отзывов: 1 098•ответов: 1 471•г. Санкт-ПетербургЭто не предусмотрено нормами процессуального законодательства!

Пока, по моему мнению, не внесен даже проект такого дополнения в КПК или в АПК! Понятно, что суд не может принимать какие-то решения, не предусмотренные законом! Спасибо за вопрос!УточнитьВам помог ответ: ДаНет Юрист Дейслинг Т.

А. отзывов: 2 539•ответов: 6 780•г. МоскваИстец может заявить ходатайство любое, но суд однозначно не удовлетворит его, т.к. отсутствует нормативно-правовая база для удовлетворения такого рода ходатайства, это во-первых, а во-вторых, проверка на полиграфе дело исключительно добровольное.УточнитьВам помог ответ: ДаНет Юрист отзывов: 29 311•ответов: 59 391•г.

АрхангельскЗаявить можете любое ходатайство, однако суд откажет Вам в проверке участника процесса на так называемом полиграфе, т.к. ГПК РФ это не предусмотрено.Откуда такое доверие полиграфу?

Некий график сердцебиения трактует некто «полиграфолог» (даже образования такого нет). Сколько толкователей, столько вариантов врет или нет.УточнитьВам помог ответ: ДаНетПоказания свидетелей.

, но могут дать показания письменно.г. Каменск-Уральский • Вопросов: 7 Юрист отзывов: 123 437•ответов: 329 002•г.

НовосибирскУвы, нужно идти.УточнитьВам помог ответ: ДаНетПрошу проконсультировать: ответчик в апелляционной жалобе ставит под сомнение протокол ГИБДД и о его вине в ДТП, лобовом столкновении, уповая на потерю памяти.

Могу ли я, к возражению приложить видео снятое камерой, установленной на одном из зданий вдоль проезжей части. Видео получено мной в частном порядке.

На моё официальное обращение о снятии копии и предоставлении видео, ГИБДД ответило отказом.г. Ханты-Мансийск • Вопросов: 20 Юрист отзывов: 19 458•ответов: 49 215•г. ЧебоксарыЗаявите ходатайство в суде о запросе этого видео.

Суд запросит, если посчитает необходимым. В апелляционной инстанции ведь не принимаются новые доказательства, если ранее о них не заявлялось в суде первой инстанции.

Ваше видео суд может посмотреть и приобщить если еще и будут свидетели того, что снято на видео.

Но, в апелляции вряд ли все это рассматривать будут. Да и причем здесь потеря памяти, если об этом событии виновник не заявлял в суде первой инстанции.УточнитьВам помог ответ: ДаНет Юрист отзывов: 34 853•ответов: 96 574•г. МоскваМожете приложить видео и поясните когда и как вы его получили. Суд сам даст оценку данному доказательству.
Суд сам даст оценку данному доказательству.

Всего Вам доброго и удачи!Задать вопросВам помог ответ: ДаНетВопрос: примет ли судья во время судебного заседания показания свидетеля, заверенные у нотариуса, т.к. свидетель живет в другом городе и приехать не может? Как в таком случае поступить?г.

Москва • Вопросов: 72 Адвокат отзывов: 166•ответов: 946•г. Санкт-ПетербургКак правило судьи с неохотой принимают нотариально удостоверенные объяснения свидетелей, хотя такой способ получения доказательств допускается процессуальным кодексом.

Однако судьи предпочитают ссылаться на необходимость «личного» опроса свидетеля и указание на отсутствие возможности уведомления о возможности привлечения к уголовной ответственности за дачу ложных показаний или отказ от дачи показаний (расписка в зале судебного заседания) и не принимают подобного рода доказательства.

Если совсем не получается прибыть по вызову суда, то сторона, которой Вы нужны в качестве свидетеля, имеет право предложит суду (в судебном заседании и по согласованию формулировок в судебном заседании с противоположной стороной) заявить ходатайство о вызове и опросе свидетеля в судебном заседании по месту жительства свидетеля. При этом не возможность прибытия свидетеля в суд по месту рассмотрения, должна быть обоснована и доказательства этого должны быть предъявлены стороной, ходатайствующей об опросе такого свидетеля.

На основании судебного поручения, необходимый свидетель будет опрошен в судебном заседании в соответствии с перечнем вопросов направленных судом и эти ответы будут признаны судом в качестве доказательства. А содержание ответов может быть судом как принято так и нет, как подтверждающим обстоятельство, так же, как объяснения данные свидетелем, в случае его непосредственного участия в процессе.

Успехов. Щукин Н.Г.Задать вопросВам помог ответ: ДаНетВ классе одноклассник избил мою девочку (7 лет обоим) в отсутствие учителя в учебное время, было возбуждено дело по ст.116 УК. Вину мальчик свою признал. После избиения у дочери возникли длительные проблемы со здоровьем и мы понесли затраты.

Обратились в суд с возмещением морального и материального ущерба, но на первом слушании судья потребовала двух свидетелей детей из класса, кто подтвердит факт избиения моей дочери, как бы формально. я теперь общаюсь с родителями нашего бывшего класса (мы ушли в другую школу), где произошла драка, а они все отказываются идти давать показания, ссылаясь, что не хотят портить отношения с директором и травмировать детскую душу (Ответчик-школа). Помогите мне. как юридически я могу привлечь этих родителей (детей) дать .

Я не знаю кто где живёт,повестки им не могу вручить.г. Кемерово • Вопросов: 19 Юрист Волков В. В. отзывов: 922•ответов: 3 070•г.

КраснодарЕсли при обращении в больницу Вы указали Откуда произошли травмы должны были проводить проверку в школе эти материалы проверки Вы должны предоставить в суд.Задать вопросВам помог ответ: ДаНетПоказания расходятся с обвинения которые являются полицейские.г.

Новочеркасск • Вопросов: 9 Адвокат отзывов: 33•ответов: 131•г.

БатайскПолицейские могут быть свидетелями, но не могут быть понятыми.Задать вопросВам помог ответ: ДаНетМне была выдана весной 2011 г. сумма, но расписка не оформлена.

Могут ли , знающих о передаче мне денег, в т.ч. тех, которые тоже давали средства моему займодавцу, использоваться как доказательства факта передачи денег?

И должна ли я вообще отдавать деньги полученные при таких обстоятельствах?Хомутова Татьяна Владимировнаг. Екатеринбург • Вопросов: 179 Юрист на сайтеотзывов: 28 876•ответов: 75 115•г.

АстраханьГражданский кодекс РФ Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки 1.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.3.

Несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Должны Вы или нет — это вопрос Вашей совести и чести.Всего доброго.УточнитьВам помог ответ: ДаНет 01.09.2020, 17:49 0 22 05.06.2018, 11:08

0 461 21.04.2019, 06:07 0 30 30.07.2012, 21:21 6 23 15.09.2020, 10:37

2 55 Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:Бесплатно с мобильных и городскихБесплатный многоканальный телефонЕсли Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможетЮристов онлайн Вопросов за суткиВопросов без ответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц. сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

МоскваКомсомольский пр., д. 7Санкт-Петербургнаб. р. Фонтанки, д. 59Екатеринбург:Нижний Новгород:Ростов-на-Дону:Казань:Челябинск:Администратор печатает сообщение

Показания на предварительном следствии свидетеля, ставшего в последующем обвиняемым. Допустимое ли это доказательство?

Текст научной статьи по специальности «Право»

соответствующее уточнение в текст ч.

2 ст. 163 УПК РФ, дополнив ее последнее предложение после слов

«состав следственной группы объявляется подозреваемому, обвиняемому»

словами «и потерпевшему руководителем следственной группы в трехдневный срок с момента вышесения постановления о создании следственной группы». Это не повлечет никаких осложнений для расследования, но даст возможность сторонам более эффективно реализовывать свои процессуальные права.

Л.А. Подосинникова, аспирантка МГЮА ПОКАЗАНИЯ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ СВИДЕТЕЛЯ, СТАВШЕГО В ПОСЛЕДУЮЩЕМ ОБВИНЯЕМЫМ. ДОПУСТИМОЕ ЛИ ЭТО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО? В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».
В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ

«При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»

.

Данныш конституционный принцип был реализован и детализирован в ч. 1 ст. 75 УПК РФ: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

В частности, законодатель относит к недопустимым доказательствам показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Однако представители органов предварительного следствия — следователи органов внутренних дел и прокуратур, прокуроры и даже многие судьи считают данные нормы «слишком адвокатскими».

Вот типичная позиция указанных лиц.

Судья Крымского районного суда Краснодарского края В. Сероштан утверждает, что ст. 75 УПК РФ является средством недобросовестной дискредитации доказательств 1.

Обосновывая свою позицию, судья пояснил, что схема таких действий достаточно проста. Сначала надо отказаться от защитника.

Затем допрашиваемым дает любые, даже самые для себя невыгодные показания.

Он может быть уверен, что они станут не- 1 Сероштан В. Порядок оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля // Российская юстиция.

2003. № 1. допустимыми доказательствами, если он не пожелает подтвердить их в судебном заседании При этом, как сам судья В.

Сероштан, так и придерживающиеся его взглядов следователи и прокуроры, считают, что позиция законодателей в данном случае не согласуется с принципом, закрепленным в п.

1 ч. 1 ст. 6 УПК, состоящим в том, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Но, по моему мнению, при этом судья умышленно не учитывает и другой основной принцип уголовного процесса, производный от конституционного принципа презумпции невиновности — принцип защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Я считаю, что ст.

75 УПК РФ является своеобразным «реализатором» данного принципа на практике, детализирует и дополняет его.

Очень часто при производстве предварительного расследования, зная о возможном отказе обвиняемого от своих признательных показаний в последующем в суде, следователи придумывают различные способы процессуального закрепления таких доказательств. При осуществлении защиты по уголовным делам мной много раз были замечены типичные «схемы страховки» следователей от признания судами показаний подозреваемых и обвиняемых, данных в отсутствие защитника, недопустимыми доказательствами. Однако эти «схемы», по моему мнению, не выдерживают никакой критики, противоречат уголовно-процессуальному законодательству.

Более того, в случаях, когда суд занимает беспристрастную, объективную позицию, «схемы» могут повлечь достаточно серьезные для следователя или прокурора последствия в виде признания целой цепочки доказательств недопустимыми, а в некоторых случаях — прекращение уголовного дела или вынесение оправдательного приговора. Но, тем не менее, в судах возникают по этому поводу серьезные споры между сторонами защиты и обвинения, а судьи зачастую не могут определиться в решении вопроса о признании доказательств недопустимыми, поскольку четкой, законодательно закрепленной позиции по данному вопросу нет.

Вот пример подобной «схемы». Поскольку основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а ч.

2 ст. 146 УПК РФ не обязывает орган дознания, дознавателя, следователя или прокурора в постановлении о возбуждении уголовного дела указывать конкретное лицо, в отношении которого возбуждается дело, указанные 1 Сероштан В. Порядок оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля // Российская юстиция.

Порядок оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля // Российская юстиция. 2003. № 1. процессуальные лица очень часто возбуждают уголовное дело по факту, т.е. даже в случаях, когда имеется конкретное лицо, и имеются все основания подозревать его в совершении преступления (например, это подтверждают материалы проверки), в резолютивной части постановления о возбуждении уголовного дела следователь указывает только пункт, часть, статью Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело, и не указывает, в отношении кого оно возбуждено.

А между тем Приложения № 12, 13, 14 к ст.

476 УПК РФ предусматривают указание фамилии, имени, отчества подозреваемого в резолютивной части постановления.

Безусловно, это не относится к преступлениям, когда на момент возбуждения уголовного дела установить подозреваемого не представляется возможным (например, в случае обнаружения неизвестного трупа с признакам насильственной смерти).

И только Приложение № 15 к ст.

476 УПК РФ предоставляет следователю альтернативу — дело возбуждается либо по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо в отношении конкретного подозреваемого. Для чего же следователи возбуждают уголовное дело по факту? А для того, чтобы лицо, которому предполагается впоследствии предъявить обвинение в совершении преступления, можно бышо бы допросить на начальной стадии предварительного расследования в качестве свидетеля.

В ином случае, такое лицо с момента возбуждения дела приобретает статус подозреваемого, а следовательно, и приобретает соответствующие права, которые частично ограничивают возможности следователя. Кроме того, в случае, если такое лицо в последующем решит изменить свои показания или отказаться от них в суде в связи с тем, что они были даны в отсутствие защитника, закон не дает возможности для признания таких доказательств недопустимыми (по мнению следователей).

Кроме того, в случае, если такое лицо в последующем решит изменить свои показания или отказаться от них в суде в связи с тем, что они были даны в отсутствие защитника, закон не дает возможности для признания таких доказательств недопустимыми (по мнению следователей). Ведь ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относит только показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. А показания свидетеля, пусть даже если он впоследствии стал подозреваемым и обвиняемым, по мнению многих следователей, недопустимыми быть признаны не могут — нет ссышки в законе.

Тем более, что в таком случае такое лицо можно привлечь к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст.

307 УК РФ. А сторона обвинения в суде всегда сможет сослаться на подобные доказательства — показания свидетеля в подтверждение предъявленного обвинения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . В таких случаях органами предварительного расследования нарушается установленный порядок собирания доказательств — производится умышленная замена одного процессуального действия другим. При допро- се в качестве свидетеля на предполагаемого обвиняемого очень часто оказывается давление, следователи не стесняются запугивать его возбуждением уголовного дела за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний.

При допро- се в качестве свидетеля на предполагаемого обвиняемого очень часто оказывается давление, следователи не стесняются запугивать его возбуждением уголовного дела за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний. Но судам при рассмотрении уголовных дел, когда возникают подобные ситуации, безусловно, следует признавать подобные доказательства — показания свидетеля, которому впоследствии в ходе предварительного следствия было предъявлено обвинение и который приобрел статус подсудимого при назначении судебного разбирательства, недопустимыми по следующим основаниям.

Пункт 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ допускает в качестве доказательств показания свидетеля.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ

«свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний»

.

Но, как справедливо заметил В. Будников 1, к предмету показаний свидетеля могут быть отнесены любые относящиеся к уголовному делу обстоятельства, в том числе связанные с личностью обвиняемого, потерпевшего, а также взаимоотношениями допрашиваемого с ними и другими свидетелями. Не понятно, каким образом свидетель, которому впоследствии будет предъявлено обвинение, будет допрашиваться относительно своей собственной личности и взаимоотношений с самим собой.

Кроме того, в соответствии с п.

1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ при согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний. А в соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий следователь должен разъяснить участнику уголовного судопроизводства его права, ответственность, а свидетелю, в частности, разъясняется ответственность, предусмотренная ст.

307, 308 УК РФ за заведомо ложные показания или отказ от дачи показаний. Подозреваемый и обвиняемый ответственность за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний не несут, поскольку они наделены возможностью защищаться любыми средствами и способами, не запрещенными законом, в том числе и путем дачи показаний, не соответствующих действительности.

Ведь подозреваемый не должен доказывать свою невиновность, это органы следствия должны доказать его вину (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). И право отказаться от дачи показаний у подозреваемого (п.

2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) и у обвиняемого (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) 1 Будников В. Субъект доказывания не может быть свидетелем по уголовному делу // Российская юстиция.

2002. № 8. закреплено законодательно.

Данные процессуальные возможности произ-водны от провозглашенного ст. 51 Конституции РФ права на защиту —

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»

, т.е. у свидетеля и у подозреваемого или обвиняемого, как у участников уголовного судопроизводства, различная правовая природа, различный статус, различные права и обязанности, которые не могут быть взаимозаменяемы.

Не зря в ст. 51 Конституции РФ указано, что именно свидетельствовать против себя самого никто не обязан.

На основе сведений, содержащихся в показаниях свидетеля, суд должен установить наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. А одним из условий судебного разбирательства является непосредственность и устность. Естественно, допрашивать в судебном заседании одно и то же лицо и в качестве подсудимого, и в качестве свидетеля суд не будет.

Но у представителя обвинения в случае, когда подсудимый дает показания, существенно отличающиеся от тех, которые он давал на предварительном следствии при допросе в качестве свидетеля, имеется право ходатайствовать об оглашении таких показаний с целью устранения противоречий (п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ). А это может повлиять на оценку судом показаний подсудимого при вынесении приговора — ведь зачастую суды принимают за основу признательные показания, данные подсудимым на предварительном следствии, подвергая серьезной критике показания, данные в суде. Я считаю, что адвокатам во избежание подобных ситуаций еще на стадии предварительного слушания следует заявлять ходатайства об исключении из числа доказательств протоколов допроса в качестве свидетеля их подзащитного.

Именно протоколов, а не самих показаний, потому что хотя в силу ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются как сами показания, так и протоколы следственных и судебных действий, протокол следственного действия — допроса свидетеля — является формой, в которую облекаются и посредством которой закрепляются показания. Следовательно, если суд на стадии предварительного слушания признает недопустимыми доказательствами протоколы допроса в качестве свидетеля на предварительном следствии подсудимого, эти доказательства теряют юридическую силу и лишают сторону обвинения возможности исследовать и использовать их в ходе судебного разбирательства.

Тем более, что законодатель обязывает прокурора — сторону обвинения — опровергать доводы защиты, изложенные в ходатайстве о признании доказательства недопустимым на том основании, что оно было получено с нарушением требований закона.

Следовательно, допрашивая будущего обвиняемого в качестве свидетеля, под страхом уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, в нарушение конституционного права на защиту, следователь нарушает установленный законом порядок сбора и закрепления доказательств, что влечет за собой признание таких доказательств недопустимыми, а следовательно, и невозможность использования данных об обстоятельствах дела, содержащихся в таких показаниях, при доказывании вины.

Н.А. Костикова, соискатель МГЮА ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЗВУКОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ПОЛУЧАЕМОЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ КОНТРОЛЯ И ЗАПИСИ ПЕРЕГОВОРОВ В настоящее время электронные средства коммуникации (телефон, пейджер, телефакс, радиосвязь) получили широкое распространение. Они используются человеком в качестве инструмента общения в повседневной жизни, а также и криминальными структурами при подготовке и совершении преступлений, в ходе сокрытия следов содеянного и осуществления противодействия расследованию. В связи с этим особую значимость приобретает вопрос о применении достижений научно-технического прогресса в процессе раскрытия и расследования преступлений, в частности, речь идет об использовании средств связи для получения криминалистически значимой информации.

В процессе общения по телефону или иным способом преступники и иные лица могут передавать друг другу сведения, представляющие интерес для правоохранительных органов. До недавнего времени получение таких сведений осуществлялось лишь в рамках оперативно-розыскного мероприятия — прослушивания телефонных переговоров — что вызывало и продолжает вызывать на практике сложности в приобщении материалов оперативной аудиозаписи к уголовному делу. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Вследствие вышесказанного возникла необходимость в расширении перечня следственных действий, что и было учтено законодателем при принятии УПК РФ 2001 г., в ст. 186 которого закреплены основные процессуальные правила производства контроля и записи переговоров.

Следует отметить, что контроль или подслушивание переговоров — один из наиболее древних методов добывания информации.

Первоначально контроль речевой информации осуществлялся непосредственным способом, т.е. путем использования слухового аппарата человека.

Недостатком данного способа являлось то, что он позволял улавливать речевые сигналы человека на небольшом расстоянии.

Оглашение показаний свидетеля без самого свидетеля

01 Ноября 2017 Эксперты «АГ» неоднозначно оценили определение КС РФ. Один из них выразил мнение, что нормы, позволяющие оглашать показания отсутствующего свидетеля, являются неконституционными.

Другой назвал решение Суда знаковым и задающим ориентиры для правоприменения. Осужденный подал в Конституционный Суд РФ жалобу, в которой просил признать не соответствующими Конституции РФ положения ч.

2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющие основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании. По мнению заявителя, норма

«не устанавливает перечень следственных действий, производство которых на стадии предварительного расследования дает возможность подозреваемому, обвиняемому оспорить показания, данные против него свидетелем, реализовать право допросить такого свидетеля и опровергнуть его показания, и тем самым, будучи неопределенной, допускает формальный подход к ее толкованию и произвольное применение»

. Поводом для обращения послужило то, что заявитель был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В основу приговора были положены показания свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в заседании в отсутствие самого свидетеля, поскольку установить его место нахождения для вызова в суд не удалось. Защита возражала против оглашения показаний, ссылаясь на незаконность данного действия, однако суд счел эти доводы несостоятельными.

Суд указал, что были предприняты все усилия для вызова свидетеля, а его допрос ранее проводился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и его показания согласуются с другими показаниями и материалами дела.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения, отметив, что свидетель опознал в осужденном лицо, совершившее преступление в отношении потерпевшего, причем при опознании присутствовали осужденный и его адвокат, у которых имелась возможность сделать заявления или замечания, связанные с пояснениями свидетеля.

В передаче кассационных жалоб в областной суд и в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ было отказано.

Изучив жалобу, Конституционный Суд ее не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения итогового решения в виде постановления.

КС РФ отметил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч.

2 ст. 240, ст. 276, ст. 281 УПК РФ). При этом ст. 281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования случаев, когда допускается оглашение в суде показаний, ранее данных свидетелями, отсутствующими в судебном заседании.

Оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам.

В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами. Конституционный Суд напомнил, что данная правовая позиция неоднократно приводилась в его определениях и согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека.

«По смыслу правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем при производстве предварительного расследования, допускается лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности этих показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы показывающему лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих судебных стадиях разбирательства по уголовному делу. При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании не явившихся свидетеля или потерпевшего», – отмечается в определении. Подчеркивается, что ч. 2.1 ст.

281 УПК РФ подлежит применению во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающими обвиняемому в уголовном судопроизводстве право на защиту и право на справедливое судебное разбирательство, и не требует дополнительной конкретизации перечня средств оспаривания показаний.

Вместе с тем реализация стороной защиты своих прав, касающихся опровержения показаний, предполагает активную форму поведения.

Бездействие обвиняемого или его защитника относительно осуществления этих прав не может рассматриваться как непредоставление ему возможности оспорить соответствующие показания. Также КС РФ указал, что согласно разъяснению в п.

4 Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре» суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившегося свидетеля, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить их предусмотренными законом способами.

Следовательно, суды при оценке доказательств по делу, в том числе показаний неявившихся свидетелей, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки, а также с наличием или отсутствием у подсудимого или его защитника возможности оспорить эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма УПК РФ не содержит неопределенности и сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка законности и обоснованности ее применения в деле заявителя к компетенции КС РФ не относится. Управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин отметил, что, несмотря на отказ в удовлетворении жалобы, в своем решении КС РФ указал, что стороной защиты должны быть реализованы права в части оспаривания подобных доказательств на досудебной стадии производства, в том числе и на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

Однако при этом, по словам Дениса Саушкина, неясным остается момент, каким образом сторона защиты должна реализовывать свои права на оспаривание таких доказательств. «С протоколами допросов свидетелей и потерпевших, а равно с аудио- и видеозаписями с участием последних, подозреваемый и обвиняемый могут ознакомиться при выполнении ст. 217 УПК РФ, когда предварительное расследование окончено, и практически всегда следственный орган отказывает в удовлетворении ходатайств о проведении дополнительных следственных действий.

В том числе о проведении очных ставок и производстве дополнительного допроса обвиняемого с предъявлением аудио- и видеозаписей. Кроме того, о неявке потерпевшего или свидетеля в судебное заседание, в том числе по причинам, указанным в ст. 281 УПК РФ, становится известно только в день судебного заседания, и предугадать это невозможно», – пояснил адвокат.

«Несмотря на то что КС РФ в очередной раз напомнил о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, и даже о том, что подозреваемому или обвиняемому, а также его защитнику не может быть отказано в производстве следственных действий по его ходатайству, на практике все происходит иначе: следствие всячески дает понять, что ему Конституционный Суд не указ»

, – констатировал эксперт.

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский выразил мнение о том, что показания потерпевших и свидетелей, не явившихся в суд, нельзя оглашать ни при каких обстоятельствах. Нормы, позволяющие такое оглашение, по мнению эксперта, являются неконституционными. «Непредоставление обвиняемому возможности допросить свидетеля в суде не позволяет ему эффективно осуществлять свою защиту.

До тех пор пока допрос в суде воспринимается как формальность – даже фактически Конституционным Судом, – говорить о наличии в России справедливого суда не приходится», – уверен Филипп Багрянский. Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн назвал определение КС РФ знаковым и практикоориентирующим. По его словам, с момента введения в УПК РФ ч.

2.1 ст. 281 в марте 2016 г. суды «боялись» применять эту норму и давать ей хоть какое-то более-менее осознанное толкование. «Как правило, опровержение тезиса о незаконном оглашении показаний свидетеля или потерпевшего в условиях непредоставления стороне защиты возможности их оспорить сводилось к утверждению обратного: “стороне защиты была предоставлена возможность оспорить эти показания”.

Судьи не утруждали себя аргументацией о том, когда и в какой процедуре сторона защиты пыталась оспорить эти показания», – рассказал эксперт.

Евгений Рубинштейн обратил внимание на несколько важных тезисов, изложенных в определении.

В частности, что КС РФ указал: оглашение показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего является исключением из общего правила о необходимости их допроса в условиях непосредственности, устности и гласности.

Также он назвал важным то, что Суд имплементировал позиции ЕСПЧ по вопросу о справедливости судебного разбирательства в условиях оглашения показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего:

«В связи с этим у адвокатов появляется возможность ссылаться на определение КС РФ, а не на позиции ЕСПЧ, которые неоднозначно воспринимаются судьями»

. Кроме того, разъяснено, что, прежде чем рассматривать вопрос о том, была ли предоставлена возможность стороне защиты оспорить показания неявившегося свидетеля или потерпевшего, суд должен выяснить, были ли приняты все возможные и исчерпывающие меры для того, чтобы доставить свидетеля или потерпевшего в суд.

Если будет признано, что таких мер недостаточно, то переходить к основному вопросу нельзя. Поэтому, считает эксперт, сейчас будет формироваться практика определения стандартов надлежащих действий стороны обвинения по вызову и доставлению свидетеля или потерпевшего в суд. Светлана Рогоцкая 01 Ноября 2017 Рассказать: Мнения Обзоры и аналитика

УПК РФ Статья 281.

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

  1. Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных и настоящей статьи.(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 , от 28.12.2013 )(см.

текст в предыдущей редакции)2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:(в ред. Федерального от 28.12.2013 N 432-ФЗ)(см.

текст в предыдущей редакции)1) смерти потерпевшего или свидетеля;2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.(п.

5 введен Федеральным от 02.03.2016 N 40-ФЗ)(часть вторая введена Федеральным от 04.07.2003 N 92-ФЗ)2.1. В случаях, предусмотренных — настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.(часть 2.1 введена Федеральным от 02.03.2016 N 40-ФЗ)3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.(часть третья введена Федеральным от 04.07.2003 N 92-ФЗ).

Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй настоящего Кодекса. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.6.

Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса.

По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно.(часть 6 введена Федеральным от 28.12.2013 N 432-ФЗ) Открыть полный текст документа Ст. 281 УПК РФ. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

Отдельные проблемы применения в качестве доказательств показаний участников уголовного судопроизводства

В последние годы уголовно-процессуальное законодательство претерпело немало изменений, направленных на защиту прав участников уголовного судопроизводства, а также предоставляющих дополнительные гарантии независимости адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи.Вместе с тем вектор развития правоприменительной практики в сфере уголовного судопроизводства остается репрессивным, судебные процессы проходят с явным обвинительным уклоном.Причины этого, на мой взгляд, кроются не столько в непроцессуальных связях судей с представителями стороны обвинения (работниками органов следствия и прокуратуры), пресловутом «телефонном праве» или злоупотреблении властными полномочиями со стороны председателей судов, сколько в самой структуре уголовно-процессуального закона, позволяющей произвольно толковать отдельные его нормы в угоду представителям власти или конкретной социально-экономической ситуации.В частности, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предоставляет участникам уголовного судопроизводства достаточных гарантий от давления на них со стороны работников правоохранительных органов в целях получения «нужных» показаний, изобличающих в противоправных действиях допрашиваемых и других лиц. Несмотря на многочисленные случаи привлечения к уголовной ответственности сотрудников полиции и других правоохранительных органов в связи с превышением ими должностных полномочий, проблема остается нерешенной.Это, с одной стороны, обусловлено непобедимой «палочной» системой, погоней оперативных служб, органов следствия и прокуратуры за «положительной» статистикой, а с другой – их уверенностью в судебной поддержке даже в самых неблагоприятных с точки зрения доказывания условиях.

Допущенные при получении доказательств на досудебной стадии уголовного судопроизводства нарушения требований УПК РФ судьи оставляют без должного реагирования, зачастую «вытягивая» обвинительный приговор на противоречивых данных.Самым распространенным доказательством в уголовном процессе являются показания его участника (потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого). При этом случаи оказания давления на допрашиваемого распространены чрезвычайно.

Я, как практикующий адвокат, сталкиваюсь с такими проявлениями почти в каждом уголовном деле.В целях получить «нужные» показания работники правоохранительных органов используют целый арсенал непроцессуальных средств – от побоев и длительного незаконного удержания в закрытых помещениях (камерах, кабинетах и пр.) до простого запугивания свидетеля (потерпевшего) уголовным преследованием, а подозреваемого или обвиняемого избранием меры пресечения в виде заключения под стражу.Зачастую, когда допрос лица на стадии предварительного следствия производился под давлением, в судебном заседании этот участник уголовного судопроизводства заявляет о принуждении его к даче ложных показаний и существенно изменяет их, что, в свою очередь, может значительно повлиять на объем или суть предъявленного обвинения, а то и вовсе сделать его несостоятельным.Так, мой подзащитный М. обвинялся в сбыте наркотических средств своему знакомому К. Обвинение в этой части было основано исключительно на показаниях К.

В суде свидетель К. изменил свои показания, заявив, что он оговорил моего подзащитного под угрозами сотрудников полиции, продержавших его в камере одного из отделов МВД России двое суток без составления соответствующего протокола.

После этого государственный обвинитель и судья подвергли свидетеля буквально перекрестному допросу, пытаясь добиться признания в намеренном изменении им показаний в целях помочь подсудимому избежать уголовной ответственности. Свидетель достаточно логично объяснил суду, что не мог сговориться с подсудимым, поскольку уже длительное время находится в исправительном учреждении строго режима по приговору другого суда.Кроме того, мною были представлены суду опубликованные в сети internet сведения Следственного комитета РФ о том, что пятеро сотрудников полиции были обвинены в принуждении граждан давать показания о причастности к незаконному обороту наркотических средств и заключены под стражу.По версии следствия сотрудники полиции задержали и избили местного жителя, которого подозревали в незаконном обороте наркотиков. Затем они доставили мужчину в отдел полиции, где продолжили его избиение, используя электрошокер и дубинки, а также прижигали его ноздри сигаретой.

В дальнейшем оперативники сфальсифицировали документы, на основании которых мужчина был привлечен к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков.Эти сотрудники полиции проходили службу в том же отделе, где под давлением были получены показания свидетеля К.Однако, несмотря на изменение свидетелем К.

показаний в пользу подсудимого и подкрепление его позиции сведениями об уголовном преследовании сотрудников полиции за превышение должностных полномочий, суд не принял во внимание показания свидетеля К., данные им в судебном заседании, а в основу обвинительного приговора положил те показания, которые К. дал в ходе предварительного расследования. Таким образом, суд полностью подтвердил предъявленное моему подзащитному обвинение, назначив ему наказание в виде лишения свободы на длительный срок.

В настоящее время уголовное дело находится на рассмотрении в суде апелляционной инстанции.Наличие у суда возможности без должных оснований отвергнуть показания участника уголовного судопроизводства, данные им в судебном заседании, приняв показания того же лица, полученные в ходе предварительного расследования, обусловлено несовершенством уголовно-процессуального законодательства в этой части.Так, пункт 1 части 1 предусматривает возможность оглашения показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде.В силу части 3 суд по ходатайству стороны вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.Согласно части 3 приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Вот здесь-то и кроется белое пятно, позволяющее судам почти всегда выбирать из противоречивых показаний те, которые были получены в ходе предварительного расследования.Дело в том, что оба этих доказательства – и показания, данные на досудебной стадии уголовного судопроизводства, при условии оглашениях их в судебном заседании, и показания, данные тем же лицом в суде, с точки зрения закона являются равнозначными.

Выбор между ними осуществляется судом путем оценки их относимости, допустимости и достоверности. И этот выбор почти всегда делается в пользу тех показаний, которые выгодны стороне обвинения.Такие решения суды объясняют просто – недоказанностью фактов оказания давления сотрудниками правоохранительных органов на участника уголовного судопроизводства.

Вместе с тем такие факты действительно крайне сложно доказать. Только самые дерзкие и очевидные из них предаются огласке и влекут уголовную ответственность виновных должностных лиц.Однако в большинстве случаев выявленные судом противоречия в показаниях одного лица так и остаются не устраненными, поскольку и первые и в последующем измененные показания достаточно логичны и вписываются в совокупность всех доказательств по уголовному делу.Суды не могут указать конкретное обоснование, которое привело их к выводу о достоверности именно показаний, полученных в ходе предварительного расследования. В таких случаях в приговоре используется общая формулировка о том, что суд отвергает показания, данные лицом в судебном заседании,

«поскольку они противоречат другим исследованным судом доказательствам»

.Однако, на мой взгляд, это как раз тот случай, когда необходимо применить положение части 3 о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.Представляется целесообразным законодательно исключить саму возможность и необходимость для суда принимать решение о выборе в качестве доказательства противоречивых показаний одного лица, данных на разных стадиях уголовного судопроизводства.

Даже при наличии существенных противоречий, при постановлении приговора судом должны учитываться лишь те показания, которые даны в судебном заседании.Если же суд придет к выводу о необходимости отвергнуть (полностью или в части) показания участника уголовного судопроизводства, данные им в судебном заседании, по причине опровержения их другими доказательствами, то при постановлении приговора не могут приниматься во внимание и показания того же лица, данные им в ходе предварительного расследования.Полагаю, что такая позиция соответствует и практике Европейского суда по правам человека. Согласно подпункту «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

В постановлении от 10 февраля 1995 г. № 308/96 по делу «Аллене Де Рибемон против Франции» Европейский суд по правам человека указал, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права.Право подсудимого на допрос показывающего на него свидетеля будет иллюзорным и теоретическим, если закон и судебная практика не будут делать различий между показаниями свидетелей, данными в присутствии обвиняемого, на публике, в открытом судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности, и показаниями, полученными от свидетеля на предварительном следствии в отсутствие общественного контроля и потенциальной возможности давления и принуждения (особенно если свидетель доставлен в правоохранительные органы силой).Отсутствие такого различия предрешает результат судебного заседания и не ограждает обвиняемого от фальсификации доказательств правоохранительными органами, а свидетеля от принуждения, запугивания и пыток со стороны правоохранительных органов.