Перспективы Вашего будущего в США

Сколько «наших американцев» в списке «Форбса»?

Русские иммигранты в списке форбса

Не знаю, считал ли кто, сколько выходцев из русскоязычных семей добилось большого успеха в США. Впрочем, «добилось большого успеха» - критерий не слишком ясный, конечно. Ну, скажем, сколько из них стало миллиардерами собственным трудом (как абсолютное большинство американских миллиардеров).

Ни разу не видел ссылок на подобное исследование. А оно, думаю, было бы настолько же интерeсным, насколько и поучительным.

Взять, например, бизнесмена Алана Джерри, который с нуля создал восьмую по величине компанию кабельного телевидения в США. Того самого Джерри, сына иммигрантов из России, который, недоучившись в средней школе, завербовался в морские пехотинцы.

Служба в морской пехоте научила Джерри обращаться с телевизионной техникой. Вернувшись «на гражданку», он занялся ремонтом телевизоров, а в 1956 г., одолжив $20.000 и приложив к ним скромные личные сбережения в сумме всего $1.500, Джерри основал собственную компанию кабельного ТВ - Cablevision Industries Corporation (CVI).

С тех пор он неустанно работал над расширением собственного бизнеса, одалживая у банков и обходясь без инвесторов и IPO. В итоге в середине 90-ых Джерри продал CVI империи Time Warner Cable почти за 3 миллиарда долларов. На тот момент в компании работали две с половиной тысячи человек. В ee состав входили 64 кабельных системы в 18 штатах, обслуживавшие более чем 1,3 миллиона подписчиков. CVI была среди пионеров оптико-волоконных сетей...

Еще один миллардер с «российскими корнями» - Леон Чарни.

Чарни остался без отца в раннем возрасте. Чтобы прокормить себя и накопить деньги на учебу, Леону приходилось ... петь. У юного прихожанина синагоги оказался прекрасный голос, и он всю жизнь при каждом удобном случае становился кантором.

В 36 лет выпускник манхэттенского юридического института им. Б. Кардозо стал советником сенатора от Индианы Ванса Хартке. А в 1978 был советником президента Картера и фактическим «архитектором» мира на Ближнем Востоке.

Но наибольшую известность он приобрел не как кантор или юрист, и даже не как инвестор или миллиардер, сделавший деньги на манхэттенской недвижимости, а как писатель и филантроп, пожертвовавший на кардиологическое отделение больницы Нью-Йоркского университета более 10 миллионов долларов. A также как автор и ведущий популярного еженедельного телевизионного ток-шоу The Charney Report.